Дата публикации: 30.06.2015

Искусственное дыхание для «Летучей мыши»

Letuchaya

Итак, свершилось. У администрации театра наконец дошли руки до главного шлягера нашего репертуара и единственного представителя жанра в нашей афише – оперетты Иоганна Штрауса «Летучая мышь».

Спектакль, пользующийся неизменным успехом у публики, жаждущей лёгких и весёлых зрелищ, изрядно обветшал и последние сезоны держался на плаву исключительно за счёт своей популярности. И если уж администрация решилась на такой беспрецедентный шаг как приглашение режиссёра со стороны (а это, напомню, снова затраты на гонорар, поскольку вряд ли кто-то жаждет реанимировать наши спектакли на благотворительных началах) не для новой постановки, а для реанимации одного из самых востребованных спектаклей текущего репертуара, то это значит, что нашему штатному режиссёрскому корпусу жанр оперетты либо не интересен, либо не по зубам.

Денег на капитальное обновление этой постановки в театральном бюджете, увы, не предвидится, приглашённому режиссёру Виталию Денисенко пришлось работать в рамках имеющегося оформления спектакля. Результат реанимационных мероприятий явили на суд зрителей под занавес сезона. Что ж, спектакль действительно посвежел, стал более живым и динамичным.

Однако в первом акте, состоящем в основном из разговорных диалогов, эта живость достигалась в основном за счёт комичных деталей, порой весьма неожиданных. Так, режиссёр заставил Адель изображать умирающего лебедя на банкетке, сопровождая пластическую картину жалобным попискиванием, видимо, для наглядной иллюстрации её грёз о карьере актрисы. Смешно, но как-то уж слишком в стиле «95-го квартала». Стиль, несомненно, актуальный и любимый широкой публикой, но на академической сцене едва ли уместный. Отмечу однако, что чувство меры и вкус режиссёра уберегли обновлённый спектакль от откровенной пошлости. Можно спорить об уместности отдельных реприз, мизансцен и актёрских приёмов, но это дело вкуса. Меня лично ближе к концу знаменитой сцены вранья шокировал Фальк, отхлёбывающий из горлышка бутылки. Не знаю, было это режиссёрское указание или актёрская самодеятельность, но выглядело просто ужасно. По сюжету он у нас как-никак директор театра, а не сторож в этом самом театре, чтобы так себя вести в гостиных. Не стоит разрушать атмосферу спектакля, опускаясь до настолько дешёвых трюков, даже если они смешат публику, которая не задумывается об элементарном соответствии манер героя его общественному статусу. Публике это простительно, но артист-то обязан помнить, кого он играет!

Ещё одной бросившейся в глаза странностью обновлённой «Летучей мыши» стало непременное стремление героев взгромоздиться ногами на стул или иной предмет мебели, видимо, для гарантированного привлечения зрительского внимания к своей особе. Похоже, это какой-то новый режиссёрский тренд, ведь впервые у нас начали активно вскакивать на стулья ещё в «Богеме». В первый раз это действительно забавляет, но где-то раза с третьего уже начинает раздражать однообразием. Венцом всему стало постановочное решение водрузить на стул Розалинду для исполнения чардаша. При виде этой мизансцены сразу вспомнилось семейное застолье, когда младшего члена семьи торжественно водружают на табурет для выступления перед гостями. Дама на стуле на «светском карнавале» смотрелась на редкость нелепо.

Однако в целом второй акт спектакля, за исключение вышеописанной дамы на стуле, мне очень понравился. На сцене царила по-настоящему живая и праздничная атмосфера. Правда, моей сентиментальной натуре немного не хватило романтической атмосферы в объяснении Генриха с Розалиндой, но раз режиссёр предпочёл решить эту сцену в гротескном ключе, то так тому и быть. Но вот куда исчез целый кусок дуэта с комическим подсчётом секунд и ударов сердца? Не приветствую купюры, тем более в старых постановках, которые знаю наизусть.

Третий акт спектакля заметных изменений не претерпел. Добавился только комично-эмоциональный монолог адвоката о том, что ему удалось избавить Айзенштейна от тюрьмы.

В целом же реанимация «Летучей мыши» прошла успешно. Спектакль наконец обрёл свежее дыхание. Только вот надолго ли? Приглашённый режиссёр завершил свою миссию. Вряд ли он станет регулярно контролировать состояние спектакля или руководить дальнейшим репетиционным процессом. Не получилось бы, что постановка снова окажется безнадзорной. Будем надеяться, что у администрации театра достанет воли и желания, чтобы сохранить достойный уровень обновлённого спектакля в новом сезоне.

 

Автор: Ворчун