Белая магия «Жизели»

zhizel

На улице стоит изнуряющая жара, но в зале оперного театра царит приятная прохлада. Можно с комфортом насладиться жемчужиной романтического балета. Я люблю этот спектакль и всегда жду его с трепетом. Ведь, пожалуй, ни один из балетов классического наследия не несёт в себе такой потрясающей глубины, такой остроты чувств.

Увы, комфортно в такую жару только нам, зрителям, на сцене под ярким светом софитов буквально нечем дышать. А там танцуют. Обливаются потом, задыхаются от невыносимой духоты, но без всяких скидок на погодные условия дарят нам радость встречи с шедевром. По-иному в этом спектакле невозможно. Слишком живые, понятные и близкие любой эпохе герои. Слишком глубокие переживания. Это невозможно просто красиво станцевать, «Жизель» надо прожить, пропустить через себя. Возможно, именно поэтому о партиях в этом спектакле так мечтают.

Вообще совершенно невероятный балет! Его можно смотреть бесконечно, всё время открывая новые и новые нюансы. В первом акте за каких-то двадцать минут чистого сценического времени трём главным героям нужно прожить почти целую жизнь, пройти путь от пылкой влюблённости до жестокого разочарования. Альберту и Гансу совместными усилиями безвозвратно разрушить то, что, как потом оказывается, было каждому из них дороже всего на свете. А Жизели – умереть то ли от любви, то ли от невозможности жить в мире, где возможен такой жестокий обман. Музыке Адана, кажется, заранее известен трагический финал этого незатейливого любовного треугольника, в ней раз за разом возникает тревожная тема виллис – единственного будущего, уготованного Жизели, которая сейчас так безмятежно счастлива. И вся эта мелодрама в незатейливом антураже сельской идиллии лишь предваряет потрясающий второй акт, где в зловещем лунном свете в неумолимом белом круге вышедших из могил виллис перед нами развернётся ещё одна драма.

Для Елены Печенюк мечта о Жизели стала реальностью ещё в самом начале её сценической карьеры. Я помню её невероятно трогательную и очаровательно юную Жизель, почти совсем ребёнка, доверчивого и непосредственного. И воспоминания о том прелестном полудетском образе лишь усиливают моё восхищение нынешней Печенюк, мастером в расцвете творческой карьеры. Её героиня повзрослела, став драматичнее и глубже, но не утратив при этом обаяния юной свежести. Безоблачное счастье её первой влюблённости оказывается слишком быстротечным, а развязка – слишком трагичной. В сцене безумия, требующей от балерины незаурядного таланта прежде всего драматической актрисы, Елена всякий раз находит новые краски для передачи эмоционального состояния своей героини. Вся тоненькая фигура её Жизели внезапно никнет, как сломанный цветок, а глаза смотрят уже оттуда, из того странного и жуткого мира, в котором ей суждено ненадолго воскреснуть. А во втором акте её Жизель-виллиса является нам совершенно бесплотным существом, но продолжает при этом жить своей единственной земной любовью. И это соединение внешней бестелесности и невесомости с глубиной внутреннего переживания создаёт неповторимый образ.

Её партнер Алексей Чорич наоборот пришел к партии Альберта в расцвете своей карьеры, уже будучи главным балетным принцем нашей труппы. Впрочем, в активе этого солиста не только персонажи благородных кровей, но и Меркуцио, Шут, Вакула, Шахрияр и Альфред, а также заслуженная репутация самого надёжного партнёра и мастера виртуозных поддержек. Это был всего лишь второй спектакль Чорича. Но уже после премьерного спектакля можно было с уверенностью сказать, что дуэт Жизели и Альберта обрёл новые краски, свежее и очень искреннее звучание. Отрадно отметить, что свой второй совместный спектакль новый (в «Жизели», конечно, в других спектаклях Чорич и Печенюк танцуют вместе давно и весьма успешно) дуэт отработал без купюр.

Ещё один участник спектакля Евгений Кучвар о партии Альберта пока только мечтает. А тем временем успешно осваивает другие мужские партии в этом балете. Начав с эпизодической «пешеходной» партии оруженосца, Кучвар уверенно заявил свои претензии на партию Ганса. На фоне трогательной истории Жизели и Альберта мы часто забываем о третьей жертве этого любовного треугольника. Ведь именно Ганс первым попадает в колдовской белый круг виллис, откуда никому не было выхода, пока не появилась Жизель со своей непостижимой всепрощающей любовью. Герой Кучвара искренне влюблён в Жизель, но в какой-то момент желание наказать дерзкого соперника возобладало в нём над искренним желанием спасти любимую девушку от роковой ошибки. У артиста снова получился очень эмоциональный и яркий образ. Его герою просто невозможно не сочувствовать.

И, наконец, четвёртая героиня этой романтической истории – Мирта, холодная и непреклонная повелительница виллис, во власти которой поочередно оказываются оба героя. Рамина Бураева танцует эту партию уже второй сезон. Статная, величавая красавица, несколько холодноватая манера которой очень подходит именно к этому образу. И нельзя не признать, что от спектакля к спектаклю смотреть на её Мирту становится всё интереснее. Совладав наконец с неподатливой техникой партии, изобилующей большими прыжками, балерина, как мне кажется, нашла своё неповторимое прочтение этого образа. От неё веет настоящим могильным холодом, сразу понятно, что с таким же успехом можно молить о пощаде ледяную глыбу.

Несмотря на приближающееся завершение сезона, нестерпимую жару, и предотпускное настроение труппы (устали, что греха таить, да и танцевать в такую жару тяжко), спектакль удался. Не стану вникать в некоторые имевшие место нюансы исполнения, которые всё же резали мой зоркий глаз. Слишком много объективных факторов пришлось преодолевать нашим артистам, чтобы цепляться к мелочам, которые по большому счёту никак не сказались на общем впечатлении. Главное, что после спектакля осталось волшебное ощущение сопричастности к чуду.

 

Автор: Ворчун

Добавить комментарий