публикации: Днепропетровский театр оперы и балета

Душа просит праздника

balet_teatr

Шедевр Сервантеса «Дон Кихот» заинтересовал балетный мир в 18-ом веке. Можно долго перечислять имена хореографов, использовавших сюжет и персонажи знаменитого романа. Непревзойдённой остается версия великого француза Мариуса Петипа, созданная им в 1869 г. в Санкт-Петербурге. До сегодня она служит эталоном для всякого уважающего себя балетного коллектива. Воспользовался ею и блистательный танцовщик Большого театра СССР Марис Лиепа, защищая диплом режиссёра-балетмейстера на сцене Днепропетровской оперы в качестве постановщика «Дон Кихота». Без малого 40 лет его спектакль украшает репертуар театра не без помощи заезжих гастролёров, подпитывающих постановку своим талантом и энергетикой. Убедиться в том можно, побывав 18 апреля (суббота, 18:00), на нашем «Дон Кихоте» с участием восходящих звёзд Национального балета Украины — Олеси Шайтановой (Китри) и Никиты Сухорукова (Базиль). Когда молодая «кровь» вливается в спектакль, доказавший свою жизнестойкость, его биография продолжается. И тут самое время представить наших гостей.

Имя Олеси Шайтановой стремительно набирает популярность. Не видеть спектаклей с её участием у киевлян считается неприличным. Мощная энергетика заложена уже в фамилии балерины (нанайское «шайтан-девка» — это о ней!). Ещё до выпуска из Киевского хореографического училища Олеся завоевала целый ряд победительных призов на международных конкурсах. Последний из пяти (I премия и золотая медаль) ей вручили в Пекине. До того были Берлин, Будапешт, Москва, Стамбул. Закончив в 2013 г. училище с отличием, Шайтанова отправилась покорять главный балетный театр Украины, что, возможно, ничуть не легче конкурсных состязаний. Только в первом рабочем сезоне в Национальном балете Шайтанова станцевала такие партии, как Гюльнара в «Корсаре», Карла в «Венском вальсе», Клара, Аврора, Одетта-Одиллия в балетах Чайковского: «Щелкунчик», «Спящая красавица», «Лебединое озеро». Увенчала блистательную галерею её образов Китри в «Дон Кихоте».

Под стать искромётной героини Шайтановой — яркий и харизматичный Базиль Никиты Сухорукова, число поклонников которого возрастает с каждым его появлением на сцене. Только будучи талантливым танцовщиком-фанатом, можно выдержать то количество премьер, которое выпало этому артисту. Впервые днепропетровцы познакомились с Никитой в «Лебедином озере», где он танцевал в дуэте с Анной Дорош. Тогда приятно удивила его музыкальность, высокий прыжок, пластичность движений, внешние достоинства и надёжность в партнерских отношениях с примой. Но то была чистая классика, а в «Дон Кихоте», помимо техники классического танца, важны игровое начало, артистизм, сценический темперамент. Кстати, именно этой балетной паре, Шайтанова-Сухоруков, театр доверил главные роли в юбилейном спектакле Национального балета Украины по случаю 25-летия киевского «Дон Кихота».

Другая балетная пара приглашённых гостей — Наталья Лазебникова, заслуженная артистка Украины и Андрей Гура, премьер театра, украсят исполнением главных партий старинный французский балет «Жизель» (25 апреля, суббота, 18:00). Уверена, что и в этот раз днепропетровские зрители не прогадают. Хотя, по моему абсолютному убеждению, «Жизель» с её редкостными достоинствами: музыкой Адана, хореографией Перро, либретто Готье (все составляющие выдержаны в превосходной степени) нельзя пропускать при любом раскладе. «Жизель» — балет уникальный! Но вернусь к Наташе (Жизель) и Андрею (Граф Альберт).

В том, что Лазебникову ждёт славное балеринское будущее, не сомневались даже её завистники. Обоснованность творческих амбиций такого рода воспитанница Киевского хореографического училища доказывала неоднократно на международных конкурсах классического танца ещё ученицей. Едва успела подсохнуть печать в дипломе новоиспечённой артистки, как её пригласили в балет Киевской оперы. Заметьте, взяли в состав солистов. И совсем уж неслыханное дело — направили на стажировку в Монако в хореографическую школу принцессы Грейс. Но и это не всё: по возвращении из Франции Лазебникова удостоилась почётного звания заслуженной артистки Украины. Что непростительно рано в столь юном возрасте! Судя по репертуару артистки (он огромнейший, ручаюсь честным словом), в ней счастливо соединились природный талант с поражающей работоспособностью.

Сильная сторона танцовщика Андрея Гуры — не только наличие данных, позволяющих ему исполнять вершинные мужские партии принцев и романтических героев в классических шедеврах — «Лебединое озеро», «Спящая красавица», «Щелкунчик, «Золушка», «Корсар», «Спартак», «Кармен-сюита» и др. Гура удивляет разнообразием характеров и ролей. В его активе «ловкий парень» Фигаро, властный повелитель Борисфена Кий, бесстрашный Спартак, др. И это отнюдь не какие-то среднестатистические персонажи: Гура чутко слышит балетную музыку, тонко чувствует эпоху, различает стиль хореографии. Не случайно в коллекции наград и отличий артиста есть исключительная — «За воплощение хореографии Сержа Лифаря», присуждаемая французским Фондом знаменитого киевлянина.

 

Автор: Наталия Иващенко

Афиша апреля

zal_teatra

В стенах театра таки действительно повеяло свежим весенним ветром! И в апрельской афише анонсированы сразу два балета с участием солистов Национальной оперы Украины. Нам наконец-то предложили что-то новенькое, если не в списке названий в репертуаре, то хотя бы в списке исполнителей.

В «Дон Кихоте» нас ожидает знакомство с Олесей Шайтановой в партии Китри. Последнее время имя этой молодой балерины всё чаще появляется в афишах главного театра страны в качестве исполнительницы главных партий. Мне довелось увидеть её на киевской сцене, однако особого восторга она не вызвала. Буду надеяться, что первое впечатление окажется обманчивым. Её партнёром станет уже знакомый днепропетровской публике Никита Сухоруков, танцевавший у нас в феврале «Лебединое озеро» с Анной Дорош. Тогда мне показалось, что молодой танцовщик сильно робеет перед своей титулованной партнёршей. К тому же он едва успел оправиться после травмы. Однако некоторые моменты в сольных вариациях заставили меня затаить дыхание от восторга, чувствовался высокий класс! Надеюсь, в этот визит мы увидим действительно яркое и уверенное выступление, достойное солиста главной балетной сцены нашей страны.

Еще один дуэт из НОУ мы увидим в «Жизели». Наталья Лазебникова тоже знакомое имя для театралов, несколько сезонов назад она уже танцевала на нашей сцене «Щелкунчик». А я до сих пор храню в памяти образ её Жизели, виденный на киевской сцене, и с нетерпением ожидаю новой встречи с этой прекрасной балериной. Партию Альберта в этом спектакле исполнит Андрей Гура.

Перед перспективой увидеть на сцене сразу стольких ведущих танцовщиков из столицы, разумеется, несколько меркнут остальные спектакли апрельского репертуара. Кроме уже названных балетов с участием гостей, мы увидим «Фокстрот 12 стульев», который, за неимением в нынешнем сезоне более солидных премьер, вместе с музыкальной сказкой «Чиполлино» номинируется на «Сичеславну». Накануне Пасхи нам уже традиционно покажут балет «Иисус», в анонсированном составе которого привлекают внимание сразу два премьерных выступления солистов оперы Натальи Деканенко и Самвела Адамяна. Ну и, конечно, столь же традиционное «Лебединое озеро» со столь же традиционным составом.

Оперная часть афиши в апреле тоже оказалась неожиданно богатой. В ней «Евгений Онегин», «Кармен» (в этом спектакле снова анонсирован дебют молодых солистов Ольги Синяковой и Олега Журавля в главных партиях), «Принцесса Турандот», «Свадьба Фигаро», «Риголетто» и «Аида» с Ольгой Ус в партии Амнерис.

Поклонников камерного жанра ожидает спектакль в жанре старинного романса «И жизнь, и слёзы, и любовь» в исполнении мастеров сцены Зои Каиповой и Эдуарда Сребницкого, а любителей оперетты — «Летучая мышь», которая интересна прежде всего анонсированным премьерным выступлением талантливейшей молодой певицы Натальи Деканенко, уже успевшей покорить сердца зрителей куплетами Олимпии из оперы «Сказки Гофмана», в партии Адели.

Начинаю терять надежду, что мы увидим в этом сезоне, до завершения которого всего-то три месяца, «Тысячу и одну ночь», «Тщетную предосторожность и «Праздник на пуантах», который нам по объективным причинам не смогли в полном объёме показать в марте. В апрельской афише концерту, в подготовку которого вложено столько сил, места, к сожалению, не нашлось.

 

Автор: Ворчун

Нет ничего важней финального аккорда!

accord

Как-то один, ныне уже покойный солист нашего балета сказал, что в общем-то совершенно неважно, сколько ошибок было допущено при исполнении вариации. Самое главное – красиво закончить, потому что публика запомнит только эффектный (или неудачный, тут уж как повезёт!) финал.

И чем дольше я хожу в театр, тем больше убеждаюсь в мудрости его слов. Ведь бесчисленное множество раз всё впечатление от сложной диагонали или виртуозного вращения было перечёркнуто тем, что танцовщика или балерину, не рассчитавших силы, заносило уже в самом-самом конце. А сколько красивых оперных арий было испорчено на финальной ноте…

К чему я все это рассказываю? Чтобы подчеркнуть важность финального аккорда в любом театральном представлении, потому что именно финал венчает все усилия, в него вложенные. Важность красивого завершения прекрасно понимают создатели спектаклей. Ведь недаром все балетные дуэты и сольные вариации завершаются красивой позой, в которой на несколько мгновений застывают танцовщики, а оперные арии увенчиваются эффектной верхней нотой или не менее красивым пианиссимо.

Но вот в воскресенье об этом важном моменте в нашем оперном почему-то позабыли. А ведь всё так хорошо начиналось! Об отмене запланированного на этот вечер гастрольного концерта заранее известили публику на сайте театра, предложив в качестве альтернативы посетить концерт солистов оперы в сопровождении симфонического оркестра. Благо, формат несостоявшегося мероприятия вполне позволял рассчитывать, что часть зрителей, купивших билеты на гастролёров и не знавших об отмене концерта, согласится на такую замену, раз уж всё равно в театр приехали. Так оно и вышло.

Концертная программа оказалась очень разнообразной и интересной. Зал принимал артистов очень тепло. Особенно мой слух порадовала ария Далилы в исполнении Ольги Ус. И всё бы замечательно, но вот после одного из номеров занавес просто закрылся, и публика осталась в полнейшем недоумении, финал это или антракт. Идти в гардероб или ждать продолжения? Поскольку концерт не был ранее запланирован, билетёры тоже не знали, сколько в нём должно быть отделений. Да, перед закрытием занавеса дирижёр и оркестр раскланялись, но это было не впервые за всё время концерта. Самое интересное, что ведущая, которая замечательно провела всю предыдущую часть концертной программы, в этот момент находилась на сцене, однако не проронила ни слова. Можно ведь было хотя бы, объявляя последний номер, сказать «И в завершение нашего концерта звучит…» или ещё что-то в этом роде. Хоть какая-то финальная точка!

А то зажёгся свет в зале, а публика недоуменно переглядывается, не понимая, что делать дальше. Пришлось ждать, пока билетёры сбегают за разъяснениями за кулисы и объявят, что мероприятие окончено. Мелочь, конечно, организационная накладка, однако впечатление от концерта испорчено. Зритель запомнил совсем не тот финальный аккорд, на который рассчитывали организаторы.

Таки прав был артист, утверждавший, что самое главное – красиво закончить!

 

Автор: Ворчун

«Кармен» 21.02.2015

karmen

Как океан меняет цвет,
Когда в нагромождённой туче
Вдруг полыхнёт мигнувший свет, –
Так сердце под грозой певучей
Меняет строй, боясь вздохнуть,
И кровь бросается в ланиты,
И слёзы счастья душат грудь
Перед явленьем Карменситы.

А. Блок, 1914

По правде говоря, я не слишком люблю нашу постановку «Кармен», сделанную в стиле нарочито лубочной театральной чёрно-красной Испании. В этом пёстром и многолюдном спектакле артистам, подстёгиваемым темпераментной музыкой, сложно не перейти грань, соблюсти меру, чтобы зрелищность не превратить в пошлость, а буйство страстей – в неприглядный натурализм. Тем более, что нынешняя оперная режиссура подобные перегибы и переигрывание тщательно культивирует, а в этом спектакле, как ни в каком другом, велик соблазн компенсировать недостатки вокала актёрством.

Однако долгожданный спектакль с Ольгой Ус в главной партии стал событием. Нет, конечно, никуда из афиши «Кармен» не исчезала. Просто пели её другие и, как оказалось, безнадежно не те. Недоставало яркости, бьющей через край жизненной силы, достоверности, гармонии образа с общим колоритом спектакля. А порой, увы, и чувства меры в отдельных сценах.

Оставим в стороне тот факт, что главные партии репетировали одни артисты, а на сцену в итоге вышли другие. После настолько удачного спектакля эти подробности закулисной кухни уже не имеют значения.

Кармен Ольги Ус – яркий пример того, что для создания невероятно притягательного образа этой героини достаточно выразительного взгляда, мимики, особой горделивой и чуточку кошачьей повадки и яркого темперамента. И, конечно, сочного полнокровного меццо, в котором есть завораживающая бархатистость и глубина. И при этом совершенно не обязательно задирать юбку выше головы. Разумеется, Кармен – не выпускница института благородных девиц, однако вряд ли Хозе, такой подчёркнуто «правильный» молодой человек, смог бы влюбиться в совсем уж вульгарную и распущенную героиню. А вот в колоритный и манкий образ своенравной гордой и страстной цыганки, созданный О. Ус, без оглядки влюблены не только главные мужские персонажи спектакля, но и весь зрительный зал. В пестрой толпе эта Кармен похожа на яркий цветок, аромат которого пьянит и завораживает, обещая больше, чем может дать.

Партнёрами по сцене для столь яркой Кармен выпало стать двум противоположностям. Богатейшему сценическому опыту и творческой зрелости довелось соперничать с молодостью со всем её максимализмом и неуёмной энергией. В итоге же, как мне кажется, выиграл весь спектакль.

Разумеется, исполнитель партии Хозе народный артист Украины Эдуард Сребницкий уже не молод. Однако многочисленные поклонники его неувядающего таланта всегда с трепетом ожидают его выхода на сцену, потому что знают, насколько высокую планку задаёт всему спектаклю этот артист. А уж его осанке, умению носить костюм и держаться на сцене, а главное – вокальному мастерству, актёрскому темпераменту и неизменному огню в глазах могут позавидовать многие молодые коллеги. Психологически достоверный, продуманный до мельчайших деталей образ, идеально выстроенные мизансцены. Мастер. Последний из целой плеяды выдающихся артистов, блиставших на нашей сцене. Но пока этот блестящий артист в строю, эпоха мастеров продолжается.

В партии же Эскамильо публика впервые увидела совсем молодого баритона Игоря Воеводина, обладателя очень красивого тембра. Дебют, спору нет, многообещающий. Однако лично мне испортило впечатление то, что артиста, отличающегося весьма хрупкой по оперным меркам фигурой, зачем-то нарядили в такой же красный наряд, как и танцовщиков, составляющих свиту тореадора. В итоге Эскамильо совершенно слился с балетом как при исполнении знаменитых куплетов, так и в четвёртом акте оперы. Мне всегда казалось, что костюм должен помогать герою, тем более такому колоритному, каким по определению является знаменитый тореро, любимец севильской публики, стать центром сцены, а не безнадёжно потеряться на ней.

Микаэла в исполнении Елены Самойловой, помимо прекрасного звучания, приятно удивила нестандартной трактовкой образа. При первом появлении на сцене её героиня оказалась не скромнейшей сельской простушкой, а очень задорной девушкой, привыкшей к мужскому вниманию. Потом, наедине с Хозе, она снова превратится в тихоню и скромницу, а пока можно и немного пококетничать с бравыми солдатами. Получился живой и свежий образ. Такая Микаэла мне кажется куда более способной на отчаянную попытку вернуть заблудшего жениха в третьем акте, чем серая мышка, какой её у нас раньше изображали. У той на фоне яркой Кармен уж точно не было ни единого шанса.

Ещё одним приятным сюрпризом в этом спектакле стал квартет контрабандистов (Валентина Коваленко, Оксана Григоренко, Виктор Парубец, Андрей Чаков), отличавшийся не только очень слаженным ансамблем, но и необыкновенной живостью. Партии там вроде и небольшие, однако вполне достаточные, чтобы впечатление о спектакле в целом подпортить, но в этот раз все участники оказались на высоте.

И напоследок хочется отметить оркестр под управлением Юрия Пороховника. Маэстро удалось найти удачный баланс между сценой и оркестровой ямой, когда никому никого не пришлось перекрикивать. В результате спектакль получился удивительно гармоничным.

 

Автор: Ворчун

Не хлебом единым

A_Sergeev


Александр Сергеев — личность неординарная. Не потому, что статусный артист, о чём свидетельствует почетное звание заслуженного и ведущего мастера оперной сцены. У него немереный диапазон творческих возможностей. Судите сами: солист-вокалист высокого ранга и актёр единственного в своём роде Театра КВН ДГУ, что обязывает к отменному чувству юмора, владению разговорным жанром и пластической свободе. Кроме сказанного, Cергеев — человек духовных убеждений. Одно из таких проявлений — соблюдение Великого поста. Для Саши это не просто добровольно налагаемые на себя ограничения в рационе питания. И не повод для самоутверждения. Великий пост для Сергеева — глубоко осознанная молитвенная чистка души, необходимость которой он ощутил четверть века назад.

— Как всё начиналось?

— Начну с того, что я рос в семье партийных работников во времена воинствующего атеизма. При том, что родители были люди крещеные. Пасху, хоть и формально, в доме отмечали. Я был пацаном, меня занимала пасхальная атрибутика: крашенки, куличи. Нещадно обруганная перестройка открыла доступ к книгам, которых мы прежде не знали. В их числе: Библия, Евангелие, Закон Божий. Они вызывали любопытство, интерес и желание ощутить духовную связь с предками. Хотелось почувствовать себя звеном родственной цепи. Я же не на пустом месте явился. Когда-нибудь и сын мой захочет узнать свои корни. Так формировалась потребность в духовной преемственности. Было мне двадцать лет с небольшим. Я — молодой специалист КБ «Южное» с университетским дипломом. Но я не только проектировал: за моей спиной университетский театр зримой песни «Юность» и студенческий КВН. С ними были связаны мои дальнейшие устремления.

— Но это другая история, а мы говорим о начальном испытании постом.

— Первая неделя давалась трудно. Поддерживали меня мама и мудрый церковный батюшка, учивший поститься здраво, по мере и разумению. День за днём я делал открытия. Познавал сладкий вкус чистой воды, прелесть простой пищи. Много читал, думал (у Заболоцкого есть строчка: «Не позволяй душе лениться!»). И размышлял о греховности человеческой гордыни, пагубности страстей, о допустимых рамках свободы, необходимости смирения. Стал понимать, что истинный пост — это воздержание от зла, а не ограничения в еде. «Да постится ум от суетных помышлений. Воля — от злого хотения. Язык — от осуждения, лжи, праздного слова». Я и сегодня думаю, что главная составляющая христианства — умение любить, прощать, жалеть, поддерживать ближних. Сорок дней длится Великий и самый строгий пост. Начался 23 февраля и закончится 11 апреля.

Мой первый опыт оказался благополучным. Я увлёкся. С тех пор стараюсь соблюдать все посты. Конечно, без фанатизма. «Пост держат не для того, чтобы люди мучились, — говорил мне батюшка. — Если уж совсем невмоготу — поешь!» Я держался. Заключительные дни были тяжкими. Последние три дня не ел вообще. В самый последний — не пил. Но зато испытал чувство очищения и удовлетворения оттого, что приложил усилия и с Божьей помощью преодолел себя. Когда привыкаешь — это легко. Какой позитив? Уходит раздражение. Обретаешь душевный покой и равновесие. Покой созидательный! Тогда Пасха приходит, как заслуженная награда за духовный труд. Как праздник преображения и воскресения.

— Пост предполагает духовную сосредоточенность и молитву, воздержанность от праздных развлечений. Как это совмещается с профессией артиста, традиционно считающейся греховной?

— Как-то мы были на гастролях в Киеве с Театром КВН ДГУ. В свободный день с Гариком Гельфером отправились в пещеры Киево-Печерской лавры. На входе наткнулись на фрески о мытарствах грешников. На первой из них изображалось наказание за смехотворчество и сквернословие. «Тяжело нам будет!» — не удержался Гарик. «Но цель-то у нас благая, — оправдался я. — Надеюсь, хоть это нам зачтётся».

— Говорят, юмор — улыбка разума и лучшее средство от депрессии. Когда планируешь улыбаться?

— Самым улыбчивым получается март. В оперном ожидается театральный капустник (я один из его авторов), комедийные спектакли: «Свадьба Фигаро» (я — Фигаро) и балет «Фокстрот 12 стульев», где у меня парный конферанс. В Театре КВН концерт-кабаре «Весёлый песец». Но для меня все жанры хороши, в опере Верди «Трубадур» я — трагический злодей граф ди Луна. И в детских сказках работаю с удовольствием. Жизнь у меня многоцветная, содержательная, эмоционально богатая.

— И всё же опера в переводе с итальянского означает труд. Не секрет, что оперный спектакль, как и балетный, требует от исполнителя значительных энергетических затрат. Это не микрофонное пение, где можно спрятаться за техническими ухищрениями. Тут всё натуральное. Чем восполняешь трудовые усилия?

— В великопостное время отношение к еде заметно меняется. Сказано: «Не хлебом единым жив человек». Умеренность и воздержанность всегда почитались как главные человеческие добродетели. Убедился, без излишеств вполне можно обойтись. Мой постный рацион ничем не выделяется. Всё, как у всех: овощи, фрукты, каши, соленья. Чай с мёдом, вареньем или кусочком чёрного шоколада. При недостаче белков добавляю в пищу морских гадов — креветки, мидии. Пение, кстати, процесс психофизический. Здесь важны и посыл в зрительный зал, и осмысление роли, и душевный настрой. И, конечно, потаённое молитвенное слово. У каждого певца оно своё.

 

Автор: Наталия Иващенко

Когда душа танцует

don_kihot

Мне всегда сложно заманить своих далёких от балета знакомых именно на «Дон Кихот». Они пугаются самого названия, вспоминая читанные ещё в школе отрывки романа о рыцаре печального образа, и с недоверием слушают мои рассказы о том, что балетное воплощение знаменитого литературного сюжета на самом деле одно из самых ярких и жизнерадостных зрелищ на свете. И в нашей сложной и не изобилующей поводами для веселья действительности лучшего лекарства от депрессии не найти.

Нынешнего же «Дон Кихота» театралы ждали с особым нетерпением. Во-первых, это первое представление в этом сезоне, и зрители успели соскучиться за спектаклем, который, увы, в последние годы крайне редко появляется в афише. Во-вторых, Елена Печенюк всегда была великолепна в партии Китри. И, наконец, все с огромным интересом ожидали выхода Евгения Кучвара в партии Базиля. Ведь только в ноябре поклонники с замиранием сердца наблюдали за рождением их дуэта в «Лебедином озере» и до сих пор надеются на повторение этого необыкновенно красивого зрелища. И вот новая совместная работа.

«Дон Кихот» – спектакль особенный. При всей незатейливости сюжета главные партии в нём отличаются особой технической сложностью, даже изощренностью, требующей от исполнителей выдающейся техники и огромной выносливости. И при этом весьма благодарный для танцовщиков. Здесь, в отличие от канонически строгих «Лебединого озера» и «Спящей красавицы», уместны почти любые вольности, головокружительные трюки и технические навороты. Но вместе с тем обязательным условием успеха в этом спектакле является эмоциональная составляющая и актёрское мастерство, яркий темперамент, лёгкость и непринуждённость исполнения. И самый главный ингредиент в рецепте успешного представления «Дон Кихота» – радостная атмосфера праздника и безудержного веселья, которая передается со сцены в зрительный зал. И если зритель проникается этим бьющим через край жизнелюбием, успех обеспечен. А сколько при этом будет накручено фуэте и исполнено виртуозных поддержек – дело десятое. Хотя, конечно, сногсшибательные трюки еще более подогревают и без того наэлектризованный зал и вызывают бурю восторга.

И долгожданный праздник удался на славу! Спектакль выглядел очень цельным и хорошо отрепетированным, чему наверняка способствовали недавние гастроли в Полтаве. Увы, на гастролях «Дон Кихот» бывает гораздо чаще, чем на родной сцене. Но не будем о грустном. Ведь после такого яркого спектакля хочется говорить только комплименты в адрес исполнителей.

Прежде всего хочу отметить необыкновенно удачное выступление Дмитрия Омельченко в партии Эспады. Его герой не отличался юношеским пылом, но был очень стильным, уверенным и мужественным, как и подобает бесстрашному испанскому тореадору, баловню судьбы и любимцу публики. А уж виртуозное обращение с красным плащом прямо завораживало.

Уличной танцовщице в исполнении артистичной Марии Лоленко местами, возможно, чуточку недоставало пикантной остроты, но образ в целом получился очень ярким и запоминающимся. Бросаемые ею на Эспаду взгляды были подобны острым стрелам и сражали наповал всё мужское население нашей балетной Испании. Однако, к большому сожалению, необъяснимое исчезновение со сцены реквизита лишает эту партию привычного блеска. Когда балерина виртуозно танцует, искусно лавируя между кинжалами (или кубками, как это ещё недавно было в нашем спектакле), танец смотрится куда эффектнее (один проход между ними на пальцах чего стоит!), чем просто на пустой сцене. Теряется весь рисунок и весь заложенный постановщиком смысл. Верните реквизит на место!

Порадовал взгляд и слаженный дуэт подруг Китри в исполнении Елены Салтыковой и Анны Салмановой, получившийся очень кокетливым и задорным. Не менее хороши оказались и их вариации в финальном гран-па.

Особо хочу отметить очаровательного Амурчика в исполнении Елены Бадаловой, ставшего настоящим украшением классической картины «Сон Дон Кихота». Лёгкость, грация, обаяние в сочетании с очень и очень достойным уровнем технического мастерства и уже упоминавшееся как-то мною радостное упоение танцем, присущие этой балерине, всегда притягивают к ней мой взгляд. Думаю, эта артистка, благодаря яркой творческой индивидуальности, не потерялась бы на сцене и в более крупных партиях, несмотря на свою миниатюрность.

Порадовало и успешное выступление Александра Габелко, самого, пожалуй, перспективного из наших молодых танцовщиков в болеро. Последнее время репертуар этого артиста заметно расширяется. Хочется пожелать ему новых успехов.

И, наконец, главные герои спектакля. Дуэт, который в «Лебедином озере» пленял удивительно поэтичностью, чувственностью и проникновенным лиризмом, на сей раз сразил увлекательнейшим поединком огненных темпераментов, харизмой и неистощимой жизнерадостностью.

Партия Китри всегда была одним из лучших сценических воплощений Елены Печенюк. Неотразимое обаяние, лукавое кокетство и задор её героини покоряют сердца. Но её Китри обладает ещё и острым умом и сильным характером, которые помогают ей добиваться своего. Ведь герои этого балета куют своё счастье сами, без вмешательства волшебных сил. Добавьте сюда еще филигранную технику, воздушный прыжок, стремительные вращения, смелые поддержки, и получится тот живой и яркий образ, который уже много сезонов вызывает искреннее восхищение зрителей.

Евгений Кучвар, демонстрирующий в этом сезоне просто невероятный профессиональный рост, всё увереннее претендует на премьерскую позицию в нашей труппе. Я знаю, как давно он мечтал о партии Базиля на родной сцене. Знаю также и о его амбициозности, сочетающейся с высокой требовательностью к самому себе. Первое, что привлекло моё внимание в премьерном для него спектакле – это та высочайшая планка, которую для себя поставил танцовщик. Никаких упрощений и компромиссов. Мы увидели виртуозные прыжки и вращения, акробатические поддержки и прочие трюки, полагающиеся в этой партии. А самое главное – темпераментный дуэт-поединок двух ярких актёрских индивидуальностей, гармонично дополняющих друг друга.

Будем объективны: не всё сложилось так, как хотелось и самому артисту, и его поклонникам. Полагаю, что сказалось и явно недостаточное для такого сложного спектакля количество репетиций, и неизбежное эмоциональное выгорание, и банальное невезение. Такое порой случается даже с самыми опытными мастерами. И за кулисами Евгений Кучвар, стоически выдержавший ещё и осаду восторженных поклонниц после спектакля, с трудом скрывал своё разочарование. Конечно, обидно, тем более, что в репетиционном зале всё получалось. В противном случае никто бы не пошёл на неоправданный риск, позволив артистам исполнять это на сцене. Надо пережить, перешагнуть, ещё тысячу и один раз отработав в зале каверзные элементы, и идти дальше. Другого рецепта в этой профессии нет. И когда-нибудь признанный мастер, в которого непременно вырастет этот одарённый танцовщик, будет вспоминать своё нынешнее выступление в партии Базиля с улыбкой, как очередной этап творческого взросления.

Ведь самое главное, что, несмотря на отдельные не слишком удачные моменты, Базиль Евгения Кучвара всё-таки состоялся. Его темпераментный и харизматичный герой нашёл живейший отклик в сердцах зрителей, уходивших после спектакля с ощущением праздника в душе. Шероховатости, которые далеко не все зрители вообще заметили, быстро забудутся, а вот воспоминания о необыкновенно красивом дуэте, запредельной актёрской самоотдаче и позитивном и жизнерадостном спектакле навсегда останутся в памяти благодарной публики.

Хочется верить, что мы ещё не однажды увидим этот сразу завоевавший сердца зрителей дуэт и в «Лебедином озере, и в «Дон Кихоте», и в новых спектаклях. Спасибо от всей души артистам, педагогам-репетиторам и всем причастным к созданию ещё одного чуда! Ждём повторения!

 

Автор: Ворчун

Праздник!? Дайте два!

olimpiya

Кажется, неожиданно удачный симбиоз «Золотых классических хитов» и «Праздника на пуантах», состоявшийся в прошлую субботу, не похвалил ещё только самый ленивый. И похвалы эти вполне заслуженны.

Отрадно прежде всего то, что администрация театра сделала всё возможное, чтобы не разочаровывать зрителей, расстроенных отменой спектакля из-за объявленного в стране траура, оперативно приняв решение о его переносе на другой день. Что поделаешь, жизнь снова внесла свои коррективы в репертуарный план. Из-за стечения обстоятельств мы, к сожалению, смогли увидеть только сокращённый вариант сразу двух концертных программ в один вечер. Однако увиденное настолько впечатлило, что мне остаётся только присоединиться к многочисленным просьбам театралов о скорейшем повторении балетного концерта в том виде, как он изначально задумывался.

Скажу сразу, что в вокальной части программы мне не хватило именно оперы как основного жанра. Хиты – это замечательно, особенно в праздничном концерте. Только хиты бывают разные. Для определённой и весьма обширной, увы, целевой аудитории хитом является, к примеру, «Владимирский централ». Но, надеюсь, до исполнения подобного репертуара у нас всё же не дойдёт. Тем более, что гвоздём программы в этот вечер оказались не популярные хиты, а куплеты Олимпии из «Сказок Гофмана» Жака Оффенбаха – оперы, большинству нашей публики не знакомой, в блестящем исполнении молодой певицы Натальи Деканенко, ставшей подлинным открытием нынешнего театрального сезона.

Зато «Праздник на пуантах» стал настоящей феерией танца. Одно лишь осознание того факта, что у нашей труппы уже, выражаясь балетным сленгом, «в ногах» чуть ли не половина «Раймонды», вызвало эйфорию в рядах балетоманов, не избалованных обилием классики в репертуаре. Мы уже мечтаем о грандиозной премьере. И пусть она получится скромной по оформлению, так как большую часть декораций и костюмов придётся подбирать из других спектаклей. Все понимают, что нынче не до жиру, и финансовые возможности театра крайне ограничены. Зато труппа сделает огромный шаг вперед. У нас так давно не ставили больших классических спектаклей!

А ведь помимо двух больших фрагментов «Раймонды» мы увидели множество ярких и сложных номеров, самым ожидаемым из которых для меня лично был Баланчин. Уж очень хотелось увидеть эту хореографию вживую, поэтому отдельное спасибо за сбывшуюся мечту. И ещё очень приятно отметить потрясающую самоотдачу всех участников концерта.

Но я хочу написать не об артистах, которым и без того достались овации, цветы и восторженные отзывы благодарной публики, а о людях, которые всегда остаются за кадром. А ведь именно их самоотверженному и часто неблагодарному труду мы обязаны тем, что этот балетный праздник состоялся. Я имею в виду художественного руководителя балета Зинаиду Зинченко и педагогов-репетиторов. Не перечисляю их здесь поимённо, чтобы никого нечаянно не обидеть. К сожалению, и программок не было, и объявить их со сцены никто не догадался. Очень, очень жаль, потому что проделанная огромная работа по подготовке номеров достойна того, чтобы их имена прозвучали рядом с именами авторов увиденных нами шедевров хореографии.

Мы часто сетуем, что у худрука нашего балета нет собственных постановок. Но при этом почему-то не замечаем, какое большое дело она делает для труппы и для нас, поклонников классического балета, бережно и чутко, с минимальным вмешательством в хореографическую ткань перенося на нашу сцену шедевры классического наследия. А это намного важнее для развития труппы, чем десяток авторских спектаклей-однодневок вроде нашей последней премьеры. Преобразившиеся «Спящая красавица» и «Щелкунчик», классический дивертисмент из 1-го акта «Дегаже», классические сцены «Корсара», раскрытые купюры в обновлённом «Лебедином озере», в том числе и неимоверно красивый кордебалет в 4-м акте, и, наконец, нынешний яркий и эффектный «Праздник на пуантах» – всё это заслуга именно Зинаиды Зинченко. Разумеется, при этом ей приходится считаться с возможностями труппы. Чтобы досконально повторить спектакль Мариинки, нужно иметь кордебалет и пару составов солистов аналогичного уровня, о чём нашему провинциальному театру приходится только мечтать. И тем не менее под руководством Зинченко наш балет уже дорос до «Раймонды»! А там, глядишь, и «Баядерка» перестанет быть для нас недосягаемой хореографической роскошью…

 

Автор: Ворчун

Руины Колизея

dorosh_2

Итак, нас почтила визитом прима Национальной оперы Украины. Такое неординарное событие, справедливо названное в афишах событием сезона, казалось бы, должно бурно обсуждаться любителями балета. Однако балетоманы дружно промолчали то ли из почтения к высокому статусу примы главного театра страны, то ли не желая разрушать легенду.

Единственную настоящую легенду днепропетровского балета. Ибо за сорок лет своего существования наша балетная труппа может похвастаться только одной легендой. И имя ей Анна Дорош, лауреат международных конкурсов, народная артистка Украины, десяток сезонов царившая на Днепропетровской сцене, а затем решившаяся сменить её на столицу и завоевавшая признание тамошней избалованной публики. Конечно, в нашей труппе были и другие прекрасные артисты, однако никому из них, увы, не удалось достичь подобных высот в своей карьере. Конечно, наша хореографическая школа по праву гордится именами своих воспитанников на афишах самых знаменитых театров мира. Но почти все они покинули Днепропетровск совсем юными. И воспоминания об их первых шагах на сцене, о ярких дебютах, суливших блестящее будущее, остались лишь в памяти заядлых театралов со стажем. Так что легенда у нашего балета одна.

И именно эту легенду жаждала увидеть публика, до отказа заполнившая зал театра. Одни пришли своими глазами посмотреть, что же собой представляет знаменитая Дорош, о которой они слышали столько восторженных отзывов, другие – снова увидеть блистательную балерину, которой они когда-то так восхищались. Атмосфера в зале перед началом спектакля была проникнута всеобщим ожиданием чуда.

Однако безжалостное время – профессиональный разрушитель легенд. Оно не щадит ни шедевры архитектуры и живописи, ни великолепных балерин. Говорю это с горечью, поскольку тоже помню ту Анну Дорош, для которой, казалось, не существовало технических трудностей и земного притяжения, помню неудержимый вихрь её фуэте, помню её прекрасных Аврору, Китри, Фригию, Жизель… Теперь же мы увидели 23 одинарных фуэте из положенных 32, упрощённые диагонали вместо привычных туров по кругу, сольные вариации, дотянутые на морально-волевых… Вот как раз морально-волевые качества Дорош для меня новость, хоть я и знаю, что в её ремесле без них никак. Но вот является ли «Лебединое озеро» подходящим поводом для демонстрации этих качеств? Разумеется, никуда не делась великолепная школа балерины – единственное, над чем в балете не властно беспощадное время. Разумеется, её образы продуманы до мельчайших деталей. Но вот для воплощения их на сцене с былым блеском уже банально недостает физических сил.

Конечно, можно закрыть глаза на упрощения. Тем более, что наша публика, обожающая Дорош, их и не заметила. Любовь, даже если это любовь к артисту, чувство иррациональное, ей количество фуэте, которое, в конце концов, всего лишь виртуозный трюк, не важно. Но нельзя не понимать, что современная балетная эстетика требует от примы театра уровня НОУ блестящего исполнения этого трюка. Таковы нынешние реалии. А если, увы, физические кондиции не позволяют держать планку, то никакие прошлые заслуги не в счёт. Это красивое искусство на самом деле весьма жестоко к своим служителям. И если ни у кого не вызывает сомнений необходимость сохранения руин древних шедевров архитектуры, название самого известного из которых стало заголовком этой статьи, или реставрации старинных живописных полотен, покрытых тончайшей сеточкой трещин, полустёртых фресок на стенах храмов, то вот нужны ли на сцене возрастные балерины, танец которых в своё время тоже был шедевром искусства, – большой вопрос. Особенно при нынешнем уровне развития технологий, позволяющем сохранить для истории их танец во всём его великолепии.

Когда и как уходить для артистов балета и их поклонников, вопрос очень болезненный. И часто талантливой молодёжи приходится годами топтаться на месте за спиной стареющей примы, не желающей завершать карьеру. И балетоманским спорам о том, что же предпочтительнее – яркая, полная сил и способная исполнить те немыслимые трюки, которыми изобилует современный балет, молодость или умудрённая опытом зрелость – хранительница традиций, уже не могущая тягаться с молодыми в плане физических кондиций, никогда не будет конца.

Лично мне в этом вопросе больше всего импонируют традиции Гранд-опера, где этуали покидают сцену в 38 лет. Независимо от физических кондиций, желания продолжать карьеру, занятости в репертуаре и эмоций поклонников. Прощальный спектакль и всё. Карьеру, при желании, можно продолжить, но уже не на сцене знаменитого парижского театра. Да, кому-то, возможно, обидно уходить, когда ещё не всё сделано, и есть силы и желание продолжать. Но зато априори невозможна ситуация, когда администрация театра со скандалом не продлевает контракт возрастного артиста, как недавно случилось с Цискаридзе в Большом. И в благодарной памяти поклонников остаётся артист в расцвете сил, в полном своём блеске, а не руины Колизея. Которые, спору нет, и величественны, и прекрасны, и говорят о былом великолепии, но всё же – руины…

 

Автор: Ворчун

Афиша марта

teatr_foye

Похоже, с приходом весны намечается некоторое оживление и в театральной жизни. Бушующий в стране кризис не позволяет надеяться на обилие премьер, однако театр всё же нашёл способ порадовать зрителей чем-нибудь новеньким. В марте нас ожидают сразу два больших концерта – любителей балета ожидает «Свято на пуантах», а поклонников оперы – «Золоті класичні хіти».

В программе балетного концерта анонсированы номера из балетов «Спартак», «Шопениана», «Легенда о любви», «Пламя Парижа», «Барышня и хулиган», «Большой вальс», «Много шума из ничего». Всё это мы уже видели в разных концертных программах и сожалели о невозможности посмотреть ещё и ещё. Но теперь репертуар театра наконец пополнится новым концертом, который, я надеюсь, будет регулярно появляться в афише и пополняться новыми номерами (а возможно, стоит задуматься над созданием тематических балетных вечеров, посвящённых хореографии Петипа, Фокина, Баланчина, Григоровича и других выдающихся мастеров). Изюминкой концерта обещает стать Pas de Deux на музыку Петра Ильича Чайковского, которое наконец познакомит днепропетровского зрителя с Баланчиным. Очень радует, что многочисленные пожелания балетоманов наконец услышаны, и нам подарят красивый праздник.

Кроме концертов нас ожидают два спектакля «Лебединого озера» с разными составами, «Дама с камелиями», «Княгиня Ольга», дневной одноактный «Щелкунчик», в котором в партии Маши заявлена Елена Салтыкова, и, наконец-то, долгожданный «Дон Кихот». Мартовский спектакль «Корсара», интересный тем, что на партию Али заявлен Евгений Кучвар, предназначен для студентов и начнётся в 17:00.

Больше никаких сюрпризов в анонсированных в буклете с репертуаром составах исполнителей нет, но посмотрим, какие коррективы в них внесёт жизнь. Это неизбежно, поскольку артисты, какими бы неземными и нездешними созданиями они не казались нам из зрительного зала, тоже живые люди.

Совершенно непонятно, почему мы никак не увидим в этом сезоне «Тысячу и одну ночь», ведь этот балет регулярно дают на дневных спектаклях и вывозят на гастроли. Почему такой проблемой оказалось найти для неё место в вечернем репертуаре театра?

Оперная часть мартовской афиши удивила разнообразием. На сцену после нескольких сезонов отсутствия в репертуаре наконец возвращается опера Пьетро Масканьи «Сельская честь».

Кроме этого мы увидим «Кармен». Поклонники Ольги Ус заранее радуются её выходу на сцену в этой партии. В партии Хозе анонсирован дебют молодого солиста Олега Журавля, весьма неплохо проявившего себя в февральском спектакле «Паяцев». Разумеется, от сценических героев совсем молодого и неопытного певца не приходится ждать трагических высот, к которым мы привыкли в исполнении Эдуарда Сребницкого. Но наблюдать за творческим ростом молодых всегда очень интересно.

Также в афише «Евгений Онегин», «Свадьба Фигаро» и «Трубадур». Последний спектакль вызывает у меня самый большой интерес, поскольку мне хочется ещё раз услышать графа ди Луна в исполнении Александра Сергеева. И, увы, самые большие опасения в связи с анонсированными в нём премьерами. Леонору споёт обладающая красивым сопрано Надежда Ерёменко, а Манрико – Тимур Парулава. Не знаю, как можно ставить певца, имеющего явные проблемы с верхними нотами, на партию, требующую как раз очень крепких верхов и большой выносливости. Спектакль рискует превратиться в кошмар как для самого артиста, так и для зрительских ушей. Но будем надеяться на лучшее. Лично я даже от самого безнадёжного спектакля всегда ожидаю чуда, а уж «Трубадур» с его роскошной музыкой, красивейшими ариями, дуэтами, хорами точно нельзя назвать безнадёжным, даже если кто-то из певцов и окажется не на высоте.

 

Автор: Ворчун

Калейдоскоп шекспировских героев

romeo

Признаться, сразу два спектакля «Ромео и Джульетты», да ещё и с разными составами, роскошь для нашего театра совершенно небывалая. Спектакль этот, при всей своей популярности у публики, нечастый гость в нашей афише. И это при наличии как минимум трех составов исполнителей, чем у нас, кажется, больше ни один балет, кроме «Щелкунчика», похвастаться не может.

Одна из последних постановок тогда еще главного балетмейстера А. Соколова была создана вскоре после драматичной смены поколений в балетной труппе, когда на сцену вышли совсем юные артисты. Первые исполнители главных партий Т. Красных, А.Алифанов, С.Бадалов и С.Федоров были немногим старше своих героев. И, естественно, свою балетную версию бессмертного шекспировского сюжета Соколов был вынужден адаптировать под юный возраст и неопытность артистов. Существует запись одного из первых спектаклей, после просмотра которой ощущается огромная разница межу тогдашним и нынешним уровнем исполнительского мастерства и, самое главное, глубиной и выразительностью образов.

Отталкиваясь от знаменитой постановки Л.Лавровского, являющейся в той или иной мере точкой отсчета для всех последующих балетных интерпретаций «Ромео и Джульетты», Соколов, однако, оказался достаточно смел, чтобы отказаться от буквального воспроизведения этого шедевра эпохи драмбалета. В результате спектакль вовсе лишился камерности, созерцательности и божественных длиннот вроде сцены у балкона. В нашей версии дуэт влюбленных остается наедине друг с другом едва ли пять минут в течение всего спектакля, большую часть времени пребывая в окружении толпы кордебалета. Одетые в одинаковые белые платья танцовщицы заполоняют всю сцену, они настолько вездесущи, что не дают главным героям ни тайно обвенчаться, ни даже спокойно умереть в склепе. Вокруг все время носится и размахивает реквизитом толпа кордебалета, в которой неопытный зритель еще и не сразу различит героев, тоже одетых в белое. Напрашиваются просто-таки прямые ассоциации с лебедями, виллисами, тенями и прочими непременными атрибутами белого балета. Однако шекспировский сюжет слишком реалистичен, чтобы решать его в подобной стилистике. И фантастические берегини, повсюду сопровождающие Джульетту, в суровые реалии самой печальной повести на свете, на мой взгляд, плохо вписываются. Давеча за моей спиной публика опять гадала, кто они такие. В конце концов, если идущим к алтарю героям по замыслу постановщика так непременно необходимо обо что-нибудь спотыкаться, Ромео сам бы мог устилать путь любимой цветами. Заодно мы бы избавились от топота не отличающегося легкой поступью кордебалета в этой лиричной сцене. Лично меня постоянная суета вокруг главных героев только раздражает и мешает уловить тонкие нюансы образов. Тут бы самих героев в толпе не потерять…

Однако в сезон премьеры все эти недостатки с лихвой компенсировались обаянием юности, энтузиазмом, самоотдачей и открывшимися вдруг блестящими перспективами дальнейшего развития молодой труппы. Постановка имела успех и до сих пор остается в репертуаре, несмотря на смену власти в театре. И главные партии в этом спектакле стали знаковыми для многих артистов, чей творческий путь начинался в нашем театре. К примеру, именно Джульетта стала сценическим дебютом Оксаны Бондаревой, ныне солистки Мариинки. Но время идёт, и на сцену выходят новые герои. И мой сегодняшний рассказ о них.

Обоих исполнителей партии Меркуцио нельзя назвать новичками в этом спектакле. Сергей Бадалов танцевал эту партию на премьере. Увы, время оказалось слишком безжалостно. Сегодня этот танцовщик утратил былую легкость, а вместе с ней и прыжок, и другие эффектные трюки, снискавшие в свое время ему любовь публики. Нынешний его Меркуцио оказался слишком тяжёлым и слишком поглощенным технической стороной процесса. Образ же там, где он всё-таки присутствовал, как в сцене перед поединком с Тибальдом, создавался актёрством, а не средствами пластической выразительности. Алексей Чорич вошёл в спектакль позднее. Его Меркуцио мне всегда импонировал своей легкой и озорной манерой, и нынешний спектакль не стал исключением.

Тибальд в исполнении Евгения Данькова-Белянского на фоне его недавнего совершенно отстранённого короля мышей в «Щелкунчике» смотрелся очень эффектно. Правда, образ получился несколько монотонным и одноплановым, поскольку главной его движущей силой была всепоглощающая спесивая злоба. Но эта главная нота была угадана очень верно, поэтому Тибальд получился вполне убедительным. По крайней мере, именно так мне казалось, пока во втором спектакле в образе Тибальда не явился Евгений Кучвар.

Этот потрясающе достоверный, до мелочей продуманный образ несомненная творческая удача артиста, экспрессивная, немного резковатая манера танца которого идеально подходит для этой партии. Высокий, статный, невероятно стильный и выразительный, он сразу становится центром сцены. Причём образ создаётся именно средствами пластической выразительности, каждое движение, каждая поза, каждый жест имеют яркую эмоциональную окраску, раскрывают характер героя. Нет ничего случайного, наигранного или проходного, всё работает на образ. Браво!

Однако на этом с Кучваром мы не заканчиваем, поскольку в первом спектакле артист исполнил партию Ромео. Два героя-антагониста. Два образа, требующих совершенно разного подхода, разной выразительной палитры. Но если успех в партии Тибальда предрешен самой природой дарования этого танцовщика, то его Ромео – плод кропотливого труда. Нужно было обуздать темперамент, смягчить манеру танца, придав его линиям романтическую элегантность, чтобы создать убедительный образ влюбленного юноши. Герой Кучвара проходит путь от безмятежной мечтательности до страстной влюбленности, поражает проникновенным лиризмом в сценах с Джульеттой и неистовостью в схватке с Тибальдом, то поднимаясь до трагических высот, то попадая в омут неразрешимых противоречий, приводящих к печальной развязке. И пусть образ пока нельзя назвать идеально цельным, но такое искреннее проживание всех перипетий сюжета подкупает. И совершенно не хочется копаться в технических нюансах, в которых всегда можно найти повод для критики, потому что этому Ромео безоговорочно веришь. А без этой зрительской веры самая безукоризненная техника бессмысленна.

Конечно, то, каким будет Ромео, во многом зависит от партнёрши. Если между участниками дуэта возникает та самая «химия», о которой так любят рассуждать театралы, то спектакль обречён на успех. Джульеттой Евгения Кучвара стала Мария Лоленко. Балерина, отличающаяся глубиной и выразительностью, которая никогда не приносит образ в жертву ради техники или эффектной картинки. Её героиня похожа на едва распустившийся нежный и хрупкий весенний цветок. Однако взрослая жизнь клана предъявила свои права на живую непосредственную девочку, и на балу она старательно изображает зрелую матрону. Надо соответствовать статусу, и эта Джульетта стала бы частью этого мертвого мира вражды и ненависти, не явись Ромео. При его появлении она словно очнулась. И таким нелепым, чужим показался мир, частью которого она недавно с такой сосредоточенностью пыталась стать. Дуэт героев впечатляет удивительным созвучием движений, чувственностью и негой. Они настолько увлечены друг другом, гармоничны и самодостаточны, что даже бесконечного мельтешения кордебалета словно не видишь. Говорящий взгляд этой балерины куда сильнее даже самого эффектного технического трюка. Её мягкие линии завораживают. Можно очень долго рассказывать обо всех удачных находках артистки, позволивших сотворить такой невероятно трогательный образ, о котором хочется говорить не с нарочитой беспристрастностью рецензента, а языком высокой поэзии. Но эта Джульетта не просто трогательна, внутри у неё натянутая стальная струна, которая позволяет хрупкому цветку не сломаться под тяжестью обрушившихся на неё ударов судьбы и обрывается лишь тогда, когда после смерти возлюбленного дальнейшая борьба теряет всякий смысл. Кажется, я до сих пор слышу этот прощальный жалобный звон, отголосок сцены самоубийства.

Во втором спектакле в партии Ромео мы увидели ещё одного героя первого представления – Алексея Чорича. Его Ромео оказался не столь порывистым и ярким, как герой Кучвара. Образ получился более взрослый, зрелый и мужественный, решённый не на контрасте, а в полутонах. Однако мне всё же показалось, что танцовщику в этот раз так и не удалось дотянуться до себя самого в дуэте с Еленой Салтыковой, который мы видели в прошлом сезоне.

Джульеттой Чорича в этот раз стала обаятельная и темпераментная Алина Коваль. Балерине пришлось долго ждать выхода в этой партии в вечернем спектакле на сцене родного театра, поскольку июньский спектакль был отменён из-за траура. А поклонникам её таланта пришлось приложить немало усилий, чтобы эту долгожданную Джульетту наконец увидеть, из-за раннего начала спектакля. Героиня А. Коваль была просто воплощением лучезарности. Именно это определение кажется мне самым подходящим для описания её Джульетты. Она вся светилась наивной детской радостью, безудержным ликованием, предчувствием какого-то невероятного огромного счастья. Чопорная атмосфера взрослого бала заставила это сияние ненадолго погаснуть, чтобы с появлением Ромео вспыхнуть с удвоенной силой. Джульетта порхала в его сильных руках, создавая вокруг ореол безмятежного счастья и все той же детской восторженности. И в этом сплошном потоке света как-то совершенно потерялся момент взросления героини, переход от Джульетты-девочки к девушке, охваченной всепоглощающим чувством. Жестокая реальность, оборвавшая эту беззаботную идиллию, словно выпила из героини все внутренние силы. Так внезапный порыв ледяного ветра гасит свечу. И, к моему большому разочарованию, больше никаких настолько же убедительных красок в творческой палитре артистки не нашлось. Погасшая и опустошенная Джульетта в сцене самоубийства, хотя и проведенной потрясающе музыкально, предельно лаконична по мимике и выражению чувств. Кажется, было слышно, как на сцену сыплется пепел утраченных надежд и иллюзий.

К сожалению, очень неудачным оказался костюм в первом акте. Платье было длинновато, а обильно сосборенная юбка добавляла объема и вздувалась пузырем при вращениях. Вместо воздушности получилась громоздкость, что при невысоком росте балерины категорически противопоказано.

И, увы, совершенно не порадовало звучание нашего оркестра. Если далёкое от идеала исполнение «Лебединого озера» или «Травиаты» ещё можно как-то пережить, то с музыкой Прокофьева этот номер никак не проходит.

 

Автор: Ворчун